То, что не влезло в твиттер

В Ташкент за 7 дней

22 ноября 2014
Маршрут Нижний Новгород - Ташкент

Январь 98 года.

Я принял решение вернуться в Ташкент. Это было сложное для меня время. После неудачной сделки с двумя тоннами винограда я остался без денег. Три года проторговал на рынке и потерял все наработанное в результате одной, но очень болезненной неудачи. Настолько болезненной, что я решил вернуться. Ну, или, по крайней мере, отдышаться дома. С родителями, с семьей.

Мы собрали мне денег на дорогу. Кудрат дал 150 и еще 50 Аттохуджа накинул. Мои компаньоны тогда, да. Таджики. Классные парни. Без них было бы совсем туго. Работали втроем. Я – мозг, они – реализация. Реализовали, блин.

Еду в Ташкент с 200 рублями. При том, что плацкартный билет на ужасный 85-й поезд Москва-Ташкент стоил 550. А я в Дзержинске.

План был прост донельзя – электричками зайцем, где только возможно. Главное – добраться до 85-го – с узбеками я договорюсь как-нибудь.

Бесплатно получилось только до Нижнего Новгорода – я решил пробираться строго на юг до Самары или хотя бы до Рузаевки, а уже там пробовать пересесть на Ташкентский. Двое суток прожил на вокзале в Нижнем, ходя от вагона к вагону. Никто не хотел брать. Не ел. Бутербродов всего два и пока не хочется.

Денег мало и еще не понятно, на сколько их дней должно хватить.

Наконец, взяли. Ехал в тамбуре. Холодно, но зато на юг. Зато еду.

Рузаевка – это узловая станция, небольшой город в республике Мордовия с огромным железнодорожным вокзалом. Пересечение путей отовсюду там.

Ждало разочарование в людях. Проводница требовала с меня 80 рублей! Я-то думал бесплатно. Мучился по тамбурам.

Мне было дано указание не сидеть в одном тамбуре, и я ходил почти все 8 часов в пути. Жесть. Я прям ругался – билет-то и так стоил эти же 80 рублей! Бесполезно. Давай деньги или я тебя сдам.

Расплатился и вышел. Стою, курю, думаю.

Понимаете, я проехал только 8 часов, а всего надо ехать 10 раз по 8 часов! Еще трое суток до Ташкента на поезде.  А денег минус 80 уже сейчас.

– Так, молодой человек, заходим! Уже отправляемся.

Я посмотрел в сторону голоса.

– Заходим, заходим!

Я поднялся в вагон и остался в тамбуре. Да, это была проводница другого вагона, которая видела меня несколько раз, когда я бродил по вагонам. Я вцепился в этот тамбур и решил, что не сдвинусь с места до Самары. Еще чуть-чуть! Я был счастлив.

Солнышко! Самара. Еще пару дней и я дома буду! Обидно было, что на Ташкент сегодня уже ушел поезд и шанс будет только завтра. Но, я был уверен, что узбеки помогут.

Узбеки и помогли. Это была славная парочка – Нодир лет сорока и Бек – молодой классный 25-летний оболтус в полностью желтом спортивном костюме. Большие родные узбеки. Вдвоем перекатывали три баула. Я наблюдал за их творчеством. Нодир один баул тащил на спине, другой волочил. Позади него Бек пинал по мешку, перекатывая его перед собой. Они двигались в моем направлении.

– Брат, куда едешь?

– В Ташкент

– Деньги есть?

– Немного. 120 рублей

– У нас нет. Не выручишь?

– Как? (Билет, напомню, из Москвы стоил 550, тут – рублей 400. На одного).

– Сейчас договорюсь.

Через полчаса он пришел (поезд в Самаре стоит очень долго – присоединяют вагоны для Самара-Ташкент) и радостно сообщил, что нас берут за 120 рублей и две пары калош! Да, они везли в баулах калоши. Из Питера! В Узбекистане они остроносые, а эти разжились качественными – тупоносыми питерскими. Три мешка.

Чудесный был поезд. Народу в плацкарте в то время было всегда больше, чем мест раза в три. Все друг на друге. Причем, если вы купили билет в кассе – скорее всего 1,5 суток по Казахстану вам лечь не удастся. На вашем месте будут возлегать тела договорившихся с проводниками. Возмущаться бесполезно. Вот совсем бесполезно.

Нам досталось… купе проводников. Еще бы! Русские рубли и пара калош. Это вам не шутки. Эти люди будут спать в купе проводников. Наконец-то я нормально поел. Вкуснейший шашлык с настоящей узбекской лепешкой.

Поехали. Это был самый вонючий в мире поезд. Не вот этот конкретный, а именно 85-й Москва-Ташкент. Мне кажется, вокруг него не было мух только лишь по той причине, что мухи не умеют летать настолько быстро. Но, я ехал домой, и меня устраивало абсолютно все.

Нодир показывал карточные фокусы, я рассказывал анекдоты, Бек торчал на сканвордах и головоломках. Постоянно в руках карандаш и клеточки – «Щетыре пилюс Восэм пилюс Пьят пилюс…» - сражался он с цифровой головоломкой.

На станциях Нодир заставлял его искать нам провизию. Бек приставал к пассажирам, вопрошая, чего те везут для продажи. Обычно обувь. Договорившись, брал в долг и шел продавать на перрон. «Бастаношка, каму бастаношка? Двасыть пьят рублий». К слову босоножками были мужские сандалии. Дело шло с успехом, мы ели вкусно.

Удивительно, как мы любим детство, юность, студенчество. Оно нам кажется счастливым и беззаботным. Мне тогда было 22 и не просто, но порой хочется вернуться в этот 85-й и послушать эти «пилюсы» и «бастаношки». Узбеки.

Перед Ташкентом 85-й, по обыкновению, останавливался километров за 10 до станции. С поезда должны были слезть зайцы. Это эпическое зрелище.

Со всех окон лезут все. Летят ковры, мешки, коробки, сумки. Просто море узбеков, расползающееся прочь от состава в разные стороны. Мы там тоже участвовали активно – перли калоши.

Еще за сутки я дал клятву своим друзьям, что, по приезде, мы обязательно заедем к их родителям, чтобы меня хорошенько отблагодарили-накормили. Ступив на землю Ташкента, я пожалел об этом. Мне хотелось домой. Пару часиков на автобусе и я дома, но шансов даже для спора не было. Я ехал к ним домой. В какой-то пригородный поселок.

После того, как Нодир рассказал своей маме (замечательная бабушка узбечка, с пухлыми ручками и добрейшим взглядом), сюжет о своем путешествии, меня официально возвели в ранг почетного гражданина этого дома. Меня следовало кормить, ублажать и не отпускать, пока все родственники не отдадут дань спасителю вот этой конкретной нации.

Я ел день. Доводы «спасибо, мне достаточно» не принимались в принципе. Перевернутая чашка - жест, известный мне с детства, был не известен этим гостеприимным стенам. Перерывы были, но только в момент появления новых гостей, - их же надо встретить. А потом есть опять. Проблема усугублялась тем, что мне было предложено (и я согласился!) в самом начале немного передохнуть, поесть и «потом дядя Анвар тебя отвезет домой», но дядя Анвар где-то задерживался. А я ел и просил меня отпустить.

Мне удалось сбежать только утром следующего дня. Улучив момент, я дал деру. «Артем, дядя Анвар уже скоро приедет!» прокричали за спиной, но я не оборачивался. Они хорошие люди, и я был благодарен, что они мне благодарны, но я 7 дней ехал не для того, чтобы сидеть в кишлаке и жрать, ощущая уже свой дом, зная, что мама совсем недалеко и не знает, что я рядом.

Был выходной, и дверь открыла мама. Тёмочка…

 

Прошло два месяца, я отдохнул и решил вернуться в Россию. 8 марта уже торговал цветами, зарабатывая первые свои неплохие деньги. Понимал, что приехал навсегда.