То, что не влезло в твиттер

Мой «Спартак». Мой шанс.

24 апреля 2015
Александр Деменьшин. Футболист

Почему Россия не может набрать 11 нормальных футболистов в сборную страны

Я неплохо играю в футбол. Очень неплохо, в свои 37. У меня умный точный пас, хорошо начинаю и разгоняю атаки. Я техничен и обычно именно через меня строится вся игра команды, притом не важно, на какой я позиции – даже если играю в воротах, ‒ соперник опасается момента, когда мяч у меня в ногах. У меня отличная реакция, и обвести меня один в один… в общем, стараются не обводить. Когда же мяч у меня, то даже стоя у ворот, когда за спиной лишь сетка, я совершенно спокойно себя чувствую при приближении двоих нападающих соперника. Не вот, чтобы спокойно наблюдаю, ‒ в этот момент я собираюсь сделать точный и часто голевой пас своим нападающим.
На самом деле, так обо мне говорят мои друзья и соперники, играющие со мной. Конечно, это звучит обычно как «Михаааалыч тащит!», «Тёма – красава» или «Артем сегодня просто раскладывает», но суть, уверяю, такая как в первом абзаце)). Тем более что до начала игр «мы» рассуждаем и спорим, кто будет играть за меня. Чем лучше ты сам играешь, тем приятнее тебе играть в умный футбол. А со мной в команде он именно таким и будет. Умным.

Такая безапелляционно себякрасивоописывающая вводная не для того, чтобы сказать, что я неплохо играю в футбол. А для того, чтобы сказать, что лет десять-пятнадцать назад я в футбол играл очень хорошо.
Куда-то лезть на профессиональный уровень здоровье не позволяло, но живьем мне до поры до времени не приходилось видеть ребят, про которых я мог сказать «Вот этот парень играет лучше меня».

2001 год. Обычная тренировка. Мой друг привел поиграть с нами своего 14-летнего сынишку. Хиловат, но подросток же.
‒ Тём, познакомься – мой сын.
‒ (протягивая мне руку) Александр.
Я улыбнулся (а сейчас оба вспоминаем и угораем, конечно). С Сашкой был его еще более тонкий и мелкий друг Павел. В общем, навозили они нас изрядно.
Мелкие, шустрые, но, что я увидел впервые в жизни, – потрясающе точный удар.
Мы играли в мини, более того, – ворота были флорбольные (это как хоккейные по ширине, только в два раза ниже по высоте, ‒ примерно по пояс), и попасть в них даже в пустые порой не удается, а тут перед ними я, а за мной Иван по прозвищу «Стена».
«Стена» кричал что-то типа «Да как так-то?!», «Вот щас-то чего?!» и «Ну, вот как сюда-то вот?!». Это был очень-очень-очень точный удар. Понятно, что в будущем он станет еще и очень сильным, только это будущее нужно было немного видоизменить.
С таким талантом нужно не с Михалычем, пусть и очень хорошо играющим, бегать, а… ехать в «Спартак».

«СПАРТАК»

На том и порешили.
Не вот чтобы прям порешили и поехали, а сначала мне пришлось поубеждать его отца ‒ моего друга, что «вот это действительно будущий чемпион» и что «ничего странного и страшного тут нет – нужно просто взять и поехать». Нахрапом.

Я весь такой из Ташкента, самостоятельный, а в глубинке (Дзержинск, давайте называть вещи своими именами, ‒ не мегаполис) люди как-то не представляют, что можно просто поехать в столицу и показать мальчишку тренеру детского «Спартака».

Санька повезли в Москву. Дядя за рулем, батя справа и мы с ним на заднем сиденье. Было ощущение, что 24-летний я – самый старший в этой компании. Ну, по сути, так оно и было.
Мы приехали на «Алмаз» (стадион, на котором тренировалась тогда спартаковская молодежь), я выяснил, когда тренировка и, вопреки «да вас таких знаешь сколько со всей страны», убедил тренера посмотреть мальчишку в двусторонке.

Как выяснилось после стартового свистка, Санек бегать будет слева в полузащите (эх, ему бы «под нападающими» или в центр!) за вторую команду 85-го года. Основные, что логично, полностью переигрывали «мальчиков для битья», и игра завершилась разгромом 6-2. Больше всего расстраивало то, что тренер всецело был увлечен игрой основного состава и, казалось, даже не глядит в сторону нашего бойца.
А Санек старался изо всех сил. Мы-то на поле видели как раз таки только его, а потому я хорошо помню оба гола его команды. Первый Сашка положил с левой в ближнюю девятку, а второй, обыграв защитника и чуть сместившись в центр, закатил пробив в дальний нижний. Основной команде! Оба гола забил наш парень.

‒ Ну, что? Мальчишка добротный у вас. Веса чуть поднабрать и в порядке будет. Везите с вещами через месяц, у нас набор открывается. Берем его.
‒ Спасибо!

Я гордо шел к машине, про себя подбирая победоносные фразы для папы-дяди и подбадривающие (не задирай нос!) для Санька.

Через месяц начались сборы.
У Сани появилась куча местных обожателей, которые с удовольствием рассказывали, что «вот Санька щас в «Спартаке!», строили за него планы, уходящие в сторону «Камп Ноу» (домашняя арена испанской «Барселоны»), и мне было, если честно, даже как-то обидно, что о том, что отвез его туда я, никто не вспоминал.
Это обидно вот просто так – по мальчишески, но я это помню. Более того, со мной даже не делились новостями (тогда сотовая связь не была так распространена), и я даже на какой-то момент понял, что вычеркнут из процесса полностью. Ну, а что вы хотели? Не Михалычу же быть футбольным агентом этого таланта? Думал ли об этом так? Что скрывать – конечно, думал. Но, больше всего мне хотелось, чтобы у него получилось в «Спартаке».
Но, не судьба.

‒ Представляешь?! Эта сука не пришел вовремя на отбой!! Его отчислили из команды!

Потом (уже от Сашки) я узнал, что он отлично провел сборы, оказавшись в числе счастливчиков, которые были зачислены в команду и даже успешно месяц тренировался с командой. Затем случилось то, о чем он не любит рассказывать. Говорит лишь, что «никуда я не опоздал, да и вообще надо было на базе сидеть».

«Спартак» – самый великий российский клуб. И, действительно, талантов везут каждый день и со всей страны. Церемониться ни с кем не будут. Факт. Обидно было упустить такой шанс. Обидно.

«ДИНАМО»

И как-то друзья куда-то подсократились, и эйфория закончилась, и батя сказал «видеть его не могу просто»…

Ему нужен был кто-то рядом. Кто поддержит, подскажет. Я был. Во всяком случае, постарался.
Если в «Спартаке» не получилось, то, может быть, в другой клуб? Здесь-то точно ловить нечего. Я решил его везти на следующий год еще раз. Мне уже никто не помогал, и даже Санькины родители заняли позицию «нам все равно». Но, я надеялся. И Санек тоже.

Интернет 2002 года был скуп на информацию, и я буквально по крохам собирал данные о том, как попадают в «Локо», «Торпедо», ЦСКА и прочие столичные клубы. Звонил, просил посмотреть, уговаривал. Удача выглядела следующим образом:
‒ Здравствуйте, у меня мальчишка талантливый есть, можно я привезу его вам показать. Обещаю – он понравится. Очень хорошо играет!
‒ А откуда у вас мой номер и почему вы мне звоните?
‒ Я в «Локомотив» звонил, и мне дали этот номер, сказав позвонить сегодня.
‒ Ясно. Запиши номер (диктует). Это Силкин Серега, скажи, что от меня, он посмотрит парня.
‒ Простите, а на кого мне сослаться?
‒ Сергей. Сергей Хусаинов.

Положив трубку, я пребывал в некотором шоке и радости одновременно. Знаете ли, не каждый день общаешься с Руководителем судейского комитета, судьей международной категории, да и просто с самым известным футбольным человеком в желтой футболке.
Мне не удалось загуглить отчество ныне одного из самых известных тренеров Динамо. Да и не знал я ни его, и ни того, что в Динамо сейчас буду звонить.
‒ Сергей… извините, не знаю, как по отчеству.
‒ Николаевич.
‒ Сергей Николаевич, мне ваш телефон дал Сергей Хусаинов…
‒ (перебивая, усталым голосом) да, достал он уже телефон мой всем давать…
‒ У меня паренек неплохой есть…
‒ Привози завтра. В 18.00 тренировка.

Мы (я и Сашка) приехали в столицу утром. Оказалось, что подростки неприхотливы в еде. Суточная норма выглядит следующим образом: 2-3 кг мороженого, литров 5-6 колы и один поход в МакДональдс, – этого достаточно, чтобы тебя начали уважать.
На самом деле, после этой поездки мы сдружились, и мне было несложно достучаться до него со своими наставлениями о серьезном отношении к шансам в жизни. Казалось, он чувствовал передо мной вину за «Спартак», и это не выглядело наигранным.

Сергей Николаевич, тогда еще поджарый, худощавый тренер всю тренировку позволил мне находиться рядом с ним, но за все полтора часа я ни разу не решился что-либо спросить.
Двусторонки не было. Были какие-то упражнения. Иногда с мячом. Я вдруг понял, что это дубль Динамо. Не молодежка, а именно дубль. То ли Санек был чересчур мелковат в сравнении с этими дядьками, то ли находящийся в воротах внук Яшина (Василий Фролов)… Короче, это был дубль с Чеснаускисом в составе, и надо было очень сильно постараться.

Санька не подвел.
Одно из упражнений заключалось в следующем. Ребята делятся по парам. Один с мячом начинает двигаться от центра поля к воротам, второй – встречает его около штрафной, не давая пробить по воротам, в которых, я напомню на минуточку, прямой наследник великого русского вратаря. Бить нужно из-за штрафной. Затем смена – тот, кто атаковал, в следующий раз защищается.
Саня из четырех своих атакующих попыток сумел забить дважды и ни разу не дал забить своему напарнику, когда защищался. Это был лучший показатель среди всех ребят, и в какой-то момент Силкин, посмотрев на меня, одобрительно кивнул.
Я торжествовал, но в конце ждало разочарование:
‒ Парень талантливый, видно, но слабоват. Физику подтянуть надо серьезно. В Москве есть где жить?
‒ Нет.
‒ Плохо. До дубля он пока не тянет. Ему бы годик в КФК (чемпионат Москвы) побегать, мышц набрать.
‒ А вы не можете его взять? Он постарается…
‒ Понимаешь, ему уже 15. Наборов в детские команды в этом возрасте уже нет, поэтому только КФК. А через год еще разок ко мне приедете, если захотите. А парень молодец у тебя!

Несмотря на мой рассказ о нашей удачной поездке, батя отказался даже думать об отправке сына в Москву.
‒ Да, ты чо? Он раздолбай! Будет по клубам шарахаться!
‒ Слушай, ну, сынишка у тебя талантливый! С дублем достойно побегал.
‒ Ты поедешь с ним в Москву жить?
‒ Нет.
‒ Ну, вот и пусть с мамкой живет, за «Химик» бегает.

ФК «Нижний Новгород»

Мы перестали общаться с Саньком. Не в том смысле, что прекратили, ‒ просто у него началась своя местечковая карьерная жизнь. С какими-то отъездами в воронежский «Факел», с победами на всяких «Кубках губернатора по мини-футболу», с двумя выходами на замену в составе того самого ФК «Нижний Новгород», который расформировали, оставив в области лишь «Волгу»…
Появились новые агенты (контракт, насколько я знаю, долгое время принадлежал Игорю Егорову – тому самому лучшему арбитру в России. И клуб ФКНН, кстати, тоже ему принадлежит), новые друзья-советчики и... пиво. Много пива.

Не, ну это, конечно, круто засадить 3-4 литра за вечер, а с утра на тренировку, но, не о таких успехах мечтал я. Я ведь тоже мечтал. И о «Барселоне» тоже. Саня должен был становиться звездой футбола – я это чувствовал и понимал.

И пост мой был бы не об этом. Точнее об этом, но о другом. О победах, о контрактах, о призах и кубках, о травмах…
Да и не раздолбай он. Мне кажется, пойти в школу с 5 лет, учиться с серьезными математическими успехами и… не закончить Мехмат, в который поступил со свистом… Хотя, да.

Один из моих любимых фильмов «Умница Уилл Хантинг». Думаю, большинство его видели (если нет – обязательно и настоятельно!). Диалоги Уильямса и Дэймона, конечно, потрясающие, но мне больше нравится вот этот. С Аффлеком… про лотерейный билет.

 

Санька, знаю, ты тоже прочитаешь этот пост. Можно ли в 28 лет начать все заново? Не знаю, если честно, но, можно вспомнить Луку Тони или Бирхоффа, которых мы узнали, когда им было уже под 30. А если заморские фамилии не возбуждают, тогда вот некоторые 28-летние: Широков, Зырянов, Калешин, Шаронов, Вязьмикин и т.д.

Как ты недавно мне сказал? Камболов никакой же был? Только Камбол в сборной уже так-то.
И, глядя на игру наших сборников, мне непонятно, чего они такого умеют, что не можешь делать ты…

Мне, конечно, приятно, что ты опять играешь со мной в одной команде. Но, что-то мне подсказывает, что это не я поднялся до твоего уровня, а тебе теперь стало достаточным погонять в нашей «группе здоровья». И я буду рад однажды не дозвониться, впоследствии узнав, что ты уехал в какой-нибудь другой город. И, может быть, даже для того, чтобы возобновить карьеру футболиста.