То, что не влезло в твиттер

И полетели... Про хобби.

27 марта 2015
СУ-50. Российский истребитель пятого поколения. Модель

Марки собирал, значки немного, монеты. Но главная моя болезнь детства – самолеты. Модели самолетов. Пластмассовые. 52 модели самолетов и вертолетов! Я был крут, наверное.
Когда к нам приходили гости, обязательным и интересным условием было погружение в историю авиации. Мама устраивала экскурсию. Даже сейчас знаю, что в тот момент она была самой гордой мамой на свете. 52 фюзеляжа висели у нас в зале под потолком на рыболовной леске, которую я натянул в виде наконечника стрелы. Аккуратные, красивые, в полетных позах, соответствующих типам воздушных бортов. С наклейками. Красота!

На самом деле, как только очередной авиалайнер занимал свое воздушное место вокруг люстры, интерес к модели у меня пропадал. Мне нравился сам процесс.
Запах дихлорэтана по всей квартире. Вонища! Я клеил пальцем. Удобнее всего и аккуратнее получалось. Ни на одной модели не было пятен клея. Пальцем!

Чтобы написать этот пост, вернуться в прошлое, проникнуться душой, купил модель, которая на постере. И склеил. Легко и… неинтересно. Никакого труда и азарта.
Авиамодель Су-50Чтобы тогда склеить модель какого-нибудь «Веллингтона» советского производства, нужны были нож и напильник, серьезные фиксаторы и умение вырезать недостающие детали (обычно колес не хватало) из кусков пластмассы.
Помню даже, приходилось растворять в дихлорэтане пластиковую стружку, чтобы этим «раствором» замазывать зазоры между деталями. Тот самый «Веллингтон» я собрал в итоге из трех коробок – что-то в одной не хватало, что-то в другой сильно кривое.

Сейчас, глядя на прилавки с моделями самолетов, я понимаю, что мое авиамоделирование было сродни резьбе по дереву. И дело не столько в усидчивости и аккуратности. Нужно было упорство. Я бы даже сказал упертость. Ха-ха. Ныне все детальки подходят друг другу… Это собирательство! У меня было – авиамоделирование.


У дяди Игоря (отец моей подружки-одноклассницы) на полке в зале стояли две модели. Афигенный крейсер и афигительнейший истребитель. Всё. Две модели всего, но, они были просто фантастические. Каждая деталька качественная, четко изготовленная. И еще они были одного серого цвета. В моих моделях разный цвет был не редкостью даже в одной коробке. А у него… просто крутотень.
И почему-то всегда, когда меня усаживали за стол, я сидел в самом отдаленном по отношению к истребителю месте. Прям как специально. «Поели? Идите, играйте», - я так и не узнал, что это за модель. Стеснялся.
Много лет спустя, когда я уже жил в России, однажды, приехав в Ташкент и зайдя в гости к ним, я первым делом посмотрел направо. И какая-то камерная обстановка их квартиры, и приглушенный свет, и две модели на серванте. Всё на месте. Я опять не спросил. Постеснялся.

Я клеил свои коряги и мечтал, что когда-нибудь у меня тоже появится модель с классными пушками и крутящимися колесиками. Она появилась. Jolly Green Gaint. «Веселый зеленый толстяк» – разработка Сикорского. Поисково-спасательный транспортник. Красивый вертолет болотного цвета, 1 к 72.


Модель самолета Су-50Мы с тетей были в Москве, 90 год. Я стоял и жадно разворачивал глазами коробки с моделями. Сколько и каких только не было! 8 рублей, 10 рублей, эх и цены! У меня всего сорок, а нужно всё, и чтобы на Макдональдс осталось.
Самое дорогое, что у меня было – это планер за рубль шестьдесят. Чешская, качественная мелочь, которую я даже за самолет не считал. Стояла в стенке за стеклом.
- Может посерьезнее интересует?
- А что есть? (да, это было еще «из-под прилавочное» время).
Это был удар! 25 рублей! По стоимости – вся моя коллекция. Но, какой же он был крутой!

Я нес его за пазухой. Было чувство, что нужно быть крайне осторожным, иначе отнимут. Меня трясло, и я не верил своему счастью. Какие там были деталечки! Их было очень-очень много. Прям на неделю.
Склеил за пару часов.


Мне всегда казался нормальным процесс накаливания ножа для того, чтобы отсоединить детали модели от литника, или то, что наклейки имеют прозрачную основу, которая сначала демонстративно желтеет, а потом трескается и отваливается. И потом, чтобы приклеить две части фюзеляжа, их нужно после стыковки обернуть бумагой, а потом жестко обмотать нитками. Бумага ‒ важно! – нитки могут «продавить» фюзеляж, и останутся «порезы» на пластике. Зеленый толстяк преимущественно был на застежках, а каждая деталь имела свой отдельный пакетик…

Однажды мама, решила сменить занавески, и как-то не осторожно…  Ну, а куда мне леску-то привязывать надо было? В общем, полетели все мои красавцы в кучку вниз. Вероятно, это был очень грустный день в её жизни. «Ее сынуля всё это клеил, собирал и вешал, столько трудов!».
Улыбаюсь и вспоминаю, как она стояла на стремянке, в руке леска и самолеты неаккуратной кучей в середине комнаты.

Больше я самолеты не клеил.

Не это было завершением моего увлечения. Интерес отбил вертолет. Он висел в гордом одиночестве под люстрой и так и остался самым крутым в моей коллекции.

Тэги: